От технологических инноваций к институциональным революциям

0

Викторианский бум, начавшийся в середине XIX в., повторился через два десятилетия после того, как паровой локомотив «Ракета» показал свои возможности на дороге Ливерпуль — Манчестер и появилась национальная сеть железных дорог, построенная во время ажиотажа, обернувшегося финансовой паникой. Это процветание основывалось на новых институтах, управлявших национальными рынками и регулировавших банковскую и финансовую сферы. Они же в свою очередь позволили железнодорожной сети разрастись еще более, а также породили множество работающих на паровой тяге заводов в растущих промышленных городах. Также теперь получение Ордера ГАТИ стало необходимым для строительных работ!

Два десятилетия спустя после «Большого взрыва» Эпохи стали вновь наступило время для глубинных изменений. Эпоха процветания, основанная на развертывании потенциала Третьей парадигмы с ее поистине интернациональными рынками, нуждалась в международном регулировании (начиная с принятия Лондонского «золотого стандарта» и заканчивая универсальными соглашениями о системах измерения, патентования, страхования, транспорта, коммуникаций и схемах доставки), а структурные изменения в производстве, включая рост наукоемких отраслей, требовали глубоких образовательных реформ и социального законодательства.

Возникновение «золотого века», связанного с технологиями массового производства Четвертой парадигмы, распространившейся в 1910—1920-е гг., вызвало появление институтов, обеспечивающих массовое потребление, будь то частными лицами или государствами. Процветания возможно было достичь только в подобном «окружении». В те времена фашизм, социализм и кейнсианские демократии как социополитические модели сильно отличались друг от друга, однако все они давали импульс развитию, основанному на массовом производстве и потреблении1. Все они сначала стандартизировали модели потребления в рамках национальных рынков, а позднее использовали их как платформу для международной экспансии.

Создание благоприятных условий для сбалансированного роста, основанного на потенциале информационной революции, как представляется, требует развития глобальной институциональной сети, охватывающей международные, национальные и локальные регулятивные уровни.

Таким образом, всякая технологическая революция приносит с собой не только полную перестройку производственной структуры, но и перемены в государственном управлении, обществе и даже в идеологии и культуре, настолько глубокие, что можно говорить о последовательных и различных режимах развития капитализма1 2. Процесс «созидательного разрушения» происходит как в экономике, так и в социально-политической инфраструктуре каждые 50—60 лет3.

Эти изменения наступают вначале под влиянием быстро меняющейся экономики, а затем из-за стремительного характера распространения новых технологий, что ведет к интенсивной, а иногда и агрессивной социальной напряженности. В итоге наиболее эффективным ускорителем институциональных изменений, в особенности для всякого рода государственных вмешательств в экономику, становятся коллапс и следующая за ним рецессия в финансовой сфере: они имеют свойство происходить через пару десятилетий с момента начального «Большого взрыва».

Именно такой период Дж. М. Кейнс рассматривал как ситуацию1, когда правительство должно проводить политику, направленную на смягчение экономических циклов. И даже Й. Шумпетер был вынужден отречься от своей веры в целительные рыночные силы и признать, что «государство обязано вмешаться», когда встает вопрос о вытягивании экономики из депрессии1 2.

Итак, при том что технологические революции приносят мощные изменения в экономику, функционирование рынков не может само по себе объяснить рецидивность крупных крахов и депрессий или же появление долгосрочных центробежных тенденций, экономических бурь и хаоса, а тем более — возврат к процветанию. Чтобы понять происхождение этих явлений, воздействующих на общественные устои, необходимо проанализировать совокупность напряженностей, сопротивления, препятствий и разрегулированностей, появляющуюся из-за широких социальных кулис на институциональной сцене.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here